Чужие звёзды

Вступительное слово.
Adventure log by Leeder.

Я планирую писать отчёты по нашей игре, и прежде чем я опубликую первый из них, стоит пояснить для сторонних читателей, о чём игра и что вообще происходит. Прежде чем начать, мы потратили почти две полных сессии на обсуждение деталей того, во что будем играть, и какой же мы хотим видеть нашу hard sci-fi. Мы играем с использованем правил Fate Core, в данный момент ещё не вышедших из фазы кикстартеровкой беты. О системе вообще говорить особенно-то не о чем, так что перейду к сеттингу.

Итак, на дворе вторая треть 21 столетия. На Земле тотальное перенаселение, вся суша на 90 процентов – огромная агломерация, и чтобы человечество не задохнулось, лучшие умы работают над проблемой расселения людей по Солнечной системе. Уже колонизирована Луна, колонизирован Марс. Начинается колонизация Венеры, сопряжённая с некоторыми трудностями. Дополненная реальность – норма, генетическая коррекция – тоже норма. Был обнаружен в мозгу у некоторых людей отдел мозга, который по началу считали доброкачественной опухолью, названный " Аппаратом Жиманова ", который при определённых обстоятельствах наделял носителя Аппарата слабыми псионическими способностями. Международным языком считается новая редакция английского, которая называется то ли basic English, то ли попросту Common.

Мы были выбраны для участия в Международной Космической Программе (далее – МКП ), проект " Новейший рубеж ". Нас готовили три года на Земле и в её окрестностях, потом мы полгода летели на Марс, где в это время собирали наш корабль “Семя одуванчика”, и наконец мы отправились в трёхлетнее путешествие. Из которого, забегая вперёд, мы уже не вернулись.

Сам проект " Новейший рубеж " заключался в разворачивании станции на третьем по размерам астероиде Пояса астероидов между Марсом и Юпитером – Палладе. Станция там нужна была как для добычи редких металлов, так и как перевалочная база для экспансии на внешние планеты нашей системы, а также для добычи и транспортировки льда к Венере. Само “Семя одуванчика” представляло собой законсервированную станцию, в которой спала целая тысяча специалистов-учёных, инженеров и шахтёров, а также космический корабль в форме “парашюта”, в обязанности которого было доставить “семя” станции к астероиду и отстыковать его. Немаловажно заметить, что шестеро персонажей (РС и NPC-командир) составляли весь полётный экипаж. Технологии криосна не позволяли усыпить пробуждённых ото сна людей прямо на корабле, так что нам было запрещено будить других специалистов без критической необходимости. У корабля был канал связи с Землёй (точнее, с МКП), функционирующий с двадцатиминутной задержкой в одну сторону.

Итак, 2073 год; “Семя одуванчика” приближалось к поясу астероидов. Со дня на день нужно было начинать процесс торможения, чтобы через два месяца достигнуть Паллады. И в этот момент с Земли пришло сообщение, круто изменившее наши планы.

View
Пролог. Сессия 1.
Adventure log by Leeder.

В архив генерального штаба командования Международной Космической Программы.
Дневник штатного психолога борта “Семя одуванчика” Ивана Фомина.

14 августа 2073 года.

До планового начала торможения оставался один день, когда от командира экипажа поступило распоряжение всем собраться в кают-компании. Когда все собрались, Йохан Шривастава озвучил поступившие с Земли сведения.
18 июня один из астероидов семейства Паллады внезапно резко изменил свою траекторию и с постоянным ускорением полетел куда-то прочь от Солнца. Через три недели, 7 июля точно так же поступил второй астероид из того же семейства. А в начале августа – третий. Расчёты показали, что трактории движения всех трёх астероидов пересекаются в одной точке, где-то на полпути к Юпитеру. Экстраполируя по точкам “старта” всех трёх астероидов-беглецов, астрономы наметили предполагаемых кандидатов на 4 и 5 запуск. Нам поступило распоряжение сменить курс и направляться к пятому астероиду, дабы наблюдать за процедурой “запуска” в непосредственной близи. И, по возможности, вступить в контакт с пришельцами, ежели таковые будут.
Изменения курса были внесены, и “Семя одуванчика” устремилось к новой цели.

1 сентября 2073 года.

Сегодня я проводил плановую психологическую диагностику членов экипажа. В ходе наших бесед с экипажем я интересовался их мнением о перспективах встречи с инопланетянами. Миссис Скайлайн и мистер Сорингер отреагировали прагматично, однако мистер Ньюман и мистер Ким держались весьма агрессивно. Я поделился своими наблюдениями с командиром, и он поручил мне ближе к моменту подлёта к пятому астероиду извлечь из оружейного шкафчика тазер и быть готовым применить его при первых же признаках схода обоих бывших военных с катушек.

4 сентября 2073 года.

Четвёртый астероид изменил свою траекторию. Быстрее, чем мы предполагали. Дай-то Бог нам успеть к пятому. Правда, на две недели раньше нас (через пару недель) там будет пролетать наш передовой спутник. Возможно, он передаст нам какие-нибудь фотографии.

17 сентября 2073 года.

Это свершилось. Первый контакт!
Во-первых, всё началось с того, что наш спутник достиг пятого астероида. Сенсоры не обнаружили поблизости ничего странного, и мы уже собирались отпустить спутник в дальнейшее плавание, пока у кого-то из экипажа не возникла идея попросить его передать снимки космоса вокруг астероида в высоком разрешении. И именно изучая эти снимки Ким воскликнул, ткнув пальцем куда-то в тёмный край: “Смотрите, тут что-то есть!”
И действительно, маленькое пятнышко, едва заметное при максимальном увеличении, всего в один или два пикселя… но это был неопознанный объект. И он двигался – на разных снимках он находился в разном положении. И находился он за нами. Так что мы отпустили бедный спутник и продолжили изучение объекта с аппаратуры “Семени”.
Неопознанный объект двигался весьма странно: он увеличивал свою скорость ступенчато, скачками, при этом увеличиваясь в объёме. До него было весьма прилично, но для радиосвязи это не помеха, так что установив местонахождение объекта, мы встали перед проблемой установления контакта. Оказалось, что среди шести членов полётного экипажа и тысячи спящих специалистов не было ни одного специалиста по лингвистике. Так уж оказалось, что мой университетский курс лингвистики был одним из самых продвинутых, и командир Шривастава поручил установление контакта именно мне.
В тот самый университетский курс, к сожалению, никакие модели поведения при Первом контакте не входили, а с Земли никаких толковых советов не поступало, так что мне пришлось импровизировать. Мы послали амплитудно модулированный двоичный радиосигнал, и неопознанный объект ответил. При этом он почти мгновенно погасил свою гигантскую скорость, прекратив движение с такими перегрузками, которых бы не вынес ни один органический, простите, организм. Мы обменялись несколькими радиосигналами, и и когда они нас не понимали, они отвечали эхом нашего сигнала, а когда понимали… какова же была моя радость, когда эти неведомые существа продлили геометрическую прогрессию двойки!
Тем не менее, много на языке чистой математики не наговоришь, и как раз когда у нас стали заканчиваться идеи, с чужого корабля пришёл радиосигнал. Это был фрагмент какого-то перехваченного послания с земного космического корабля. Он называл свои позывные. Тогда я взял микрофон и ответил чужаку нашими позывными. Увы, они никак на это не отреагировали… однако через некоторое время от них пришло ещё одно сообщение, и снова фрагмент радиопереговоров. Похоже, это была команда из командного центра какому-то грузовому шаттлу сменить курс. Не успели мы сообразить, что к чему, как чужой корабль узконаправленным радиолучом “ткнул” в пятый астероид, а потом – в нас. “Семя” по моей команде повторило манипуляции: сначала послало сигнал в сторону астероида, а потом в сторону неопознанного до сих пор корабля. И, расценив последние действия чужаков как приглашение поболтать, мы вновь полетели в сторону астероида. Инопланетяне тронулись с места и полетели за нами.
Да, наверное, не так представляли наши земные начальники этот Первый контакт, однако же он состоялся, и мы надеемся через пару недель, достигнув (название астероида), познакомиться поближе. Пока же нам предстоит долгий полёт, во время которого мы будем продолжать общение.

20 сентября 2073 года.

“Химики”. Так я нарёк наших инопланетных собеседников. Дело в том, что они, похоже, воспринимают мир через призму физико-химических (преимущественно химических) реакций. Указывая на астероид, они пересылают нам гигантский массив данных, в котором, поломав голову, мы узнали химический состав. После того, как они по нашей просьбе указали составы нескольких астероидов, нас и Земли, мы смогли приступить к дешифровке их обозначения элементов периодической таблицы. К этому времени моя голова от непривычной и дьявольски сложной работы начала пухнуть, и если бы не бодрящие пилюли мощнейшего ментального стимулятора, которыми меня начала кормить доктор Скайлайн, то я бы не осилил эту работу. Однако с помощью нашего ограниченного ИИ ВиЛи, наркотиков и скудных познаний в лингвистике и химии, я сумел добыть ключ к общению с Химиками. После этого я ушёл спать, но чтобы там наш доктор мне не дала, спать это мне не позволило.
Так что я вернулся к работе. Что примечательно, химики отлично знают, что мы принадлежим к водно-углеродной форме жизни, но сами они, похоже, состоят из каких-то соединений ртути.

25 сентября 2073 года.

Со всеми этими треволнениями у меня не так много времени, чтобы заниматься своей непосредственной работой – следить за психологическим здоровьем экипажа. Могу только отметить, что поначалу все были возбуждены перспективами, но через пару дней возбуждение вполне ожидаемо схлынуло. Меня пока беспокоит только Патрик Ньюман. Похоже, он прошёл через череду травмирующих событий, и ему тяжело ощущать своё бессилие. Химики, оказывается, умеют манипулировать гравитацией, швыряя гигантские астероиды с непостижимой силой, раскручивая их вокруг искусственно создаваемой материи с огромной массой. Против такого мы не сможем противопоставить ничего. Патрик пока что держится, но я рекомендовал ему заняться полезным делом. Похоже, он воспринял совет всерьёз, и что-то там конструирует. Надеюсь, он не разобрал на запчасти наш запасной реактор…

2 октября 2073 года.

Мы достигли астероида. Погасив скорость, мы висим на некотором расстоянии от этого космического булыжника, и Химики заняли такое положение, что мы втроём – Семя, корабль Химиков и астероид – располагаемся в вершинах равностороннего треугольника. На таком расстоянии мы уже можем хорошенько рассмотреть и проанализировать наших гостей. Похоже, это большой шар из ртути (или соединий ртути – наши приборы не в силах определить точнее), так что для облегчения классификации мы присвоили их кораблю название Объект “Ртуть”.
В лингвистической области у нас не такие большие успехи, как хотелось бы. Мы можем оперировать химико-физическими процессами и химическим составом объектов, или же “тыкать” их радиоимпульсами. Мы пытаемся узнать у них, зачем они тут и как они перемещаются в такой необычной и технически продвинутой манере, но они довольно часто не понимают нам, отвечая эхом, или не желают делиться своими секретами, употребляя излюбленный термин “физико-химическая реакция”. У меня возникает ощущение, что мы с ними общаемся на языке, в котором нет существительных, полно прилагательных и всего один глагол. Надо бы заняться усовершенствованием словаря.
А тем временем Патрик и Ким предложили чудовищную идею – попросить Химиков о личном рандеву на поверхности астероида. И, что самое противное, эта идея нравится мне всё больше и больше с каждым часом.

View
Пролог. Сессия 2.
Adventure log by Leeder.

В архив генерального штаба командования Международной Космической Программы.
Дневник штатного психолога борта “Семя одуванчика” Ивана Фомина.

3 октября 2073 года.

Я не могу в это поверить, но мы с Химиками встретились лицом к лицу. Несчастный (название астероида) стал местом нашего рандеву. Я сначала предлагал дождаться момента, когда наши способности к общению будет более широкими, но Ким не захотел слушать, а меня дёрнул какой-то чёрт. В итоге мы с Кимом оказались на поверхности астероида вдвоём, и Объект “Ртуть” выплюнул две капли для переговоров с нами. Без существенной гравитации они выглядели как шарики ртути, висящие над поверхностью. Оказалось, что передавать радиосигналы они индивидуально не могут, зато мы выяснили, как они общаются – протягивая друг в друга отростки. Так же они попытались пообщаться с Кимом, но тот сумел отстраниться до того, как скафандр был окончательно повреждён.
Химики постоянно излучают какие-то радиосигналы, видимо, таким образом подсвечивая всё вокруг. Мы скормили им универсальный датчик, который они через некоторое время выплюнули. Надеюсь, что данные с него можно будет получить в лаборатории. В общем, мы получили с этой встречи как информацию для размышления, научные данные, так и осознание того, что у Химиков тоже есть лик. Это немного успокаивает.

6 октября 2073 года.

Мы расшифровали данные с датчика, и теперь знаем, как физиологически устроены Химики. Об этом можно почитать в соответствующем отчёте. Теперь, после того, как мы узнали их физиологию, нам стало понятно, почему у них нет языка в том виде, как он есть у нас. Если ты можешь взять и поменять мозг другому существу, передав смысл сообщения, зачем заморачиваться на передачу формы, которая может неправильно интерпретирована? Какие же мы всё-таки разные…

12 октября 2073 года.

Работы по составлению расширенного протокола взаимодействия окончены. Теперь мы можем общаться с Химиками более-менее свободно (в определённых рамках, конечно). Эти две недели я плотно занимался лингвистикой, и времени ни на что больше не оставалось. Разумеется, первым же вопросом, который мы задали Химикам, было “Зачем вы здесь?”. Они ответили, что их раса послала аналогичные корабли во все стороны от их родной системы на поиски разумной жизни. Они уловили шум от Вояджера и решили рассмотреть нас подробнее. Как только они убедились, что мы разумны, они принялись выполнять следующий этап своей инструкции – построить устройство. Это устройство (для которого и нужны эти астероиды, которые они у нас воруют) предназначено для осуществления какой-то физико-химической реакции с аналогичным устройством в их мире. Описание этой реакции было настолько сложным, что мы не смогли понять его суть, и пришли к выводу, что это либо мгновенная передача информации, либо мгновенная передача материи.
Мы осыпали Химиков тысячью вопросов, но они ответить могли далеко не на все. К примеру, на все предложения о более плотном обмене информацией (а точнее, на просьбы поделиться информацией) они отвечали, что сначала должны связаться с родиной. По тому протоколу действий, которому они следовали, они должны избегать инициирования контактов с разумной жизнью, а сразу же по её обнаружению запросить подробные инструкции. Общаются же они с нами сейчас исключительно из-за того, что мы им слегка мешаем строить своё устройство.
Мы запросили штаб МКП о том, что нам делать дальше, и получили распоряжение позволить им и дальше собирать своё устройство из наших астероидов (за исключением Паллады, мы обменяли её на несколько астероидов поменьше). Нам же было поручено лететь к тому месту, где они собирали это устройство, и наблюдать. Рассчётное время прибытия к месту сооружения устройства (это между внутренним астероидным поясом, где мы сейчас находились, и орбитой Юпитера) – чуть больше месяца.

20 ноября 2073 года.

Мы достигли конструкции. Какая же она огромная! По размерам сравнима с Луной, я предполагаю, но полая, как сфера. Тут есть ещё один корабль, идентичный внешне Объекту “Ртуть”, который и строит это устройство из астероидов, прилетающих из пояса. Ему ещё нужно несколько дней, чтобы достроить конструкцию, так что мы пока, видимо, будем летать и ужасаться тем силам, с которыми они так играючи обращаются.

2 декабря 2073 года.

Сфера построена. За это время к своему товарищу присоединился Объект “Ртуть” и слился с ним в одну огромную каплю. Патрик составил отчёт об этой конструкции, который внесён в технологический раздел отчёта. Химики, похоже, готовятся к запуску.

2 декабря 2073 года.

Произошло что-то ужасное. Я постараюсь увязать произошедшие события настолько связно, насколько смогу. Итак, устройство Химиков представляет собой полую сферу, поверхность которой составлена из бесчисленного количества треугольных пластин, которые могут “раскрываться”, а могут и закрываться, полностью изолируя содержимое сферы от окружающего космоса. Объёкт “Ртуть” послал одну из своих капель внутрь сферы, после чего грани закрылись, и внутри стала нарастать какая-то энергия. Патрик пытался объяснить, что там происходило, но я мало что понял. Да и мне вообще не очень верится, что он сам понимал. Всё это происходило меньше двух минут, а потом всё закончилось, и грани сферы раскрылись. Внутри что-то было, и это был на Химик.
Внезапно мощная сила притяжения дёрнула “Семя одуванчика” в сторону сферы. Да что там Семя… Рывок сместил всё вокруг: Семя, Объект “Ртуть”, даже саму сферу. Как-будто что-то создало неподалёку область с чудовищной плотностью на очень кратковременный отрезок времени. Тот неопознанный объект, который оказался в сфере, этим же рывком вытащило из конструкции, и он как пуля из рогатки устремился куда-то в сторону Солнца, создавая такие же области высокой плотности вдоль вектора своего перемещения, что быстро разогнало его до немыслимой скорости. Когда этот объект пролетал мимо, мы сумели его рассмотреть – это оказался какой-то диковинный монстр размером с двухэтажный дом, а внешне походивший на космического кальмара.
Нам в это время, правда, было не до рассматриваний. Сильные перегрузки, которые мы вынесли только благодаря профилактическим средствам доктора Скайлайн, опасное быстрое сближение с конструкцией Химиков… Нас спасла быстрая реакция пилота Кима и смекалка Патрика, севшего за управление лазером, и прорезавшего нам безопасный тоннель в толще структурной решётки сферы. Ким провёл далеко не маленький корабль сквозь сферу и сумел остановить нас без особых повреждений.
Мы сразу же запросили у Химиков объяснений, что это было. Ответ нас шокировал.
“Простите нас. Мы не хотели быть причиной уничтожения вашего вида.”
Оказалось, что это создание – Пожиратель звёзд, – космический хищник, питающийся чем-то внутри звёзд, после чего они превращаются в сверхновые. Это создание пожрало систему Химиков и притаилось в их устройстве для связи/перемещений, ожидая, пока ему на блюдечке поднесут новую звёздную систему. Мы были первыми. Вместе с Пожирателем звёзд к нам переместился один из выживших Химиков, от которого наши Химики и узнали о судьбе своей расы. Через два дня Пожиратель звёз достигнет ядра Солнца и начнёт его пожирать. Солнце начнёт расти. Через сутки после этого Земля будет уничтожена. Ещё через сутки его границы достигнут орбиты Юпитера. У нас нет ни малейшего шанса уцелеть. Без помощи Химиков.
“Вы можете как-нибудь помочь нам?” – спросили их мы.
“Да.” – ответили они. – “Мы можем починить наше устройство, переправить ваш корабль в другую звёздную систему, уничтожить сферу, чтобы Пожиратель не смог ей потом воспользоваться, и попытаться помочь жителям вашей планеты спастись.”
Мы доложили о ситуации в штаб. Они взяли таймаут на обсуждение. Надеюсь, что эти их совещания не затянутся, как происходит обычно.

3 декабря 2073 года.

Из штаба командования Международной Космической Программы пришло сообщение.
“От лица человечества мы поручаем экипажу “Семени одуванчика” покинуть Солнечную систему и сохранить генетический, культурный и информационный фонд человеческой расы."
Вслед за этим Земля стала передавать нам непрерывный поток данных. Библиотеки. Научные труды. Чертежи и схемы. Музыку. Всё то, что хотели сохранить. Химики восстанавливают сферу.

4 декабря 2073 года.

Мы предложили Химикам взять одного из них с собой. Мартин и Алиса приготовили отсек для нашего пассажира; надеюсь, что мы принесём друг другу пользу.
Химики закончили ремонт, мы готовы отправиться, нырнуть головой вниз в кроличью нору. Земля продолжает бомбардировать нас информацией. Все уже второй день ходят словно оглушённые, и пилюли Алисы и мои сеансы мало помогают. Зато хорошо помогает ответственность, которую МКП взвалила на наши плечи. Ведь через сутки мы можем стать последними людьми во вселенной.
Я не буду прекращать вести этот дневник. Возможно, что это будет единственная живая хроника всех этих событий, что будет весьма ценно для потомков. А сейчас мне пора идти в рубку – Химики запускают сферу. Господи Боже, если ты есть, помоги нам!

View
Краткий мастерский персказ сессий 1

Тут я очень сжато перескажу игровые события, всего в 3-5 предложениях на сессию. За подробными отчётами прошу в отчёты от Лидера, когда он их напишет.

Арка 1: Machina Ex Deus.

Семя одуванчика прошёл через устройство Химиков с драматическими последствиями: сбой ТЯРД (ВиЛи заглушил), все автономные источники разряжены на 90%, члены экипажа присмерти. Предприняв всё возможное и невозможное, экипаж справился с техническим кризисом, и никто не погиб, даже среди пассажиров-специалистов.

Не успели люди оклематься от такого шока, как осознали, что вокруг идёт космическое сражение, а включением реактора, они однозначно сообщили о своём присутствии. Далее около часа Семя одуванчика бодалось в ближнем бою с одним из инопланетных кораблей, что уже был повреждён, но находился ближе всего к устройству Химиков. Осознав, что противник им не по зубам, экипаж принял решение отступать. Началась долгая изнуряющая гонка-преследование, которая длилась ещё двое суток.

Пока Семя одуванчика бежал прочь от преследователя, экипаж обнаружил присутствие на борту инородного механизма, который прорезал себе путь в сторону реактора. Собравшись отрядом, они отправились сражаться с пришельцем, который оказался двухметровым роботом-квадроподом. Не смотря на наличие мощного энергетического оружия, вторженец не пустил его против экипажа, а те, в свою очередь, его повредили на столько, что он, как черепаха, спрятался в панцире и не предпринимал дальнейших агрессивных действий. Пришельца перенесли на челнок “Буран” и решили исследовать. Робот пришёл в себя и набросился на Кима, но лишь затем, чтобы сорвать с него колпак скафандра и сканировать. После чего пошёл на контакт. После суток насилия над лингвистическими программами этого робота и аналогичным ПО ВиЛи, экипаж смог вступить в диалог.

Робот, представившийся Храбрецом, рассказал, что является представителем системы АРК, которые сражаются с Системой Библиотекарь, который коварно предал и уничтожил сарков, которые создали обе стороны этого неорганического конфликта. С кораблём системы Библиотекарь, Семя одуванчика и находится сейчас в боевом столкновении. Заручившись обещанием членов экипажа впоследствии вступить с АРК в дальнейшие переговоры на предмет военной помощи их в борьбе с СБ, Храбрец пообещал помочь разобраться с вражеским кораблём.

Очень вовремя, учитывая, что Семя одуванчика не смог оторваться от преследователя и снова вступил в схватку. После часовой перестрелки, СБ высадил на корабль землян десант киборгов сарков, под управлением ИИ, и люди увидели как страшен лик создателей Храбреца. Члены экипажа разобрались с половиной десантников, вторую половину прикончил Храбрец. Йохан Шривастава получил серьёзную рану в грудь и выжил только благодаря невероятным медицинским навыкам Алисы.

Разобравшись с врагами на своём корабле, члены экипажа и Храбрец повторили манёвр врага и высадились при помощи Бурана на корабль СБ. С боем пробившись к хранилищу антивещества, они заминировали его, используя двигатель храбреца, после чего успешно эвакуировались. Вражеский корабль был уничтожен.

Обсудив сложившееся положение между собой, а также с Храбрецом, члены Экипажа Семени одуванчика решили покинуть планетную систему сарков. Храбрец, узнав, что ничем люди не могут помочь им в данный момент, согласился лететь с ними дальше и искать других союзников. Добравшись до устройства Химиков, Семя одуванчика совершил новое перемещение.

View
Краткий мастерский персказ сессий 2

Благодаря заранее принятым мерам предосторожности, новый переход через устройство Химиков не имел столь драматических последствий, по крайней мере, никто не погиб. Итак, “Семя одуванчика” оказался в совершенно другой части космоса, в планетной системе красного карлика. Четыре планеты имелись у этого светила, но интерес для людей представляли лишь две: одна из них была “железной планетой”, богатой металлами; другая – находилась в “поясе Златовласки” и имела все параметры для того, чтобы на ней могла существовать жизнь в привычном для землян понимании этого. Команда провела предварительные анализы, которые дали весьма обнадёживающие результаты и решила направить корабль ко второй планете. Впереди их ожидал двухмесячный перелёт.

За время путешествия, наши высококлассные специалисты не сидели без дела, делая всё возможное, чтобы у корабля и у человечества в целом было больше шансов в столкновении с безжалостным будущем, которое их наверняка ожидало. Итак, Ким, Су Фань улучшил алгоритмы и технические возможности ремонтных роботов, переложив на них часть работ по ремонту и обслуживанию корабля, доведя этот процесс во многом до автоматического. Патрик Ньюман занялся исследованием оружия сарков, заимствуя для человечества их более продвинутые технологии лазеров. Мартин Сорингер, видимо, столкнувшись с необходимостью будить часть спящих специалистов, улучшил КПД и надёжность всех систем жизнеобеспечения. Алиса Скайлайн начала новый курс экспериментальной гормональной и фармакологической терапии, пытаясь выжать максимум выносливости и физического совершенства из человеческого организма, не подвергая последний необратимым изменениям. А Иван Фомин разработал и начал внедрять модель общества и основы государственности для выживших остатков человечества.

Так же в ходе полёта путём всестороннего рассмотрения и голосования было принято решение пробудить ещё двух человек: Виктора Калмака и Джеймса Куртера. Первый являлся инженером-программистом, второй – экспертом геологом. Также за время полёта поправился Йохан Шривастава.

Наконец перелёт завершился и “Семя одуванчика” вышло на орбиту безымянной планеты. Не смотря на необычные факторы среды, на планете очевидно имелась жизнь, поскольку экипаж наблюдал с орбиты леса, покрывающие часть обоих континентов. Никаких признаков цивилизации замечено не было. Однако, густая атмосфера с постоянными ветрами и грозами, препятствовала подробному изучению поверхности. Сейчас перед членами экипажа корабля стоял выбор – остаться здесь, или лететь к первой планете, которая потом уйдёт по своей орбите дальше и следующий перелёт будет возможен только через несколько месяцев. было принято решение высадиться на поверхность планеты нескольким членам экипажа, воспользовавшись челноком “Пурга”, даже не смотря на то, что он не был предназначен для орбитального спуска, поскольку Ким дал экспертную оценку, что это тяжело, но возможно. В полёт отправились Ким, Патрик и Иван.

Челнок разбился, но люди крушение пережили. Утратив связь с “Семенем одуванчика” они потушили пожар и начали экстренный ремонт средств регенерации дыхательной смести. На орбите тем временем подготовили способ сброса припасов. Починив и переделав под нужды потерпевших крушение источник дыхательной смеси, Ким осмотрел выгоревшую антенну челнока и пришёл к выводу, что сможет её починить за неделю. К этому времени люди столкнулись с животным миром планеты: сначала это были большие травоядные животные, потом – аборигены, которые представляли собой больших разумных змееподобных существ, питавших лютую ненависть и страх к homo sapiens. До того, как произошло столкновение с туземцами, к месту крушения добрался гуманоидный инопланетянин в скафандре, подозрительно напоминающий человеческую девушку. Он (она) обратил аборигенов в бегство убив часть из них. Потом, после непродолжительной беседы, осуществлённой посредством телепатии попытался уничтожить людей. Отбившись от его атаки, Иван, Ким и Патрик, оказались прижатыми к челноку под метким снайперским огнём.

На орбите немного забегая вперёд, лишённые связи с потерпевшими крушение коллегами, принялись решать судьбу Храбреца. Озабоченный его присутствием на борту Виктор Калмак вступил в сговор с Мартином, предлагая устроить роботу ловушку, вынудив того отключиться. При относительно пассивной по этому поводу позиции Йохана и Джеймса, оппозицию по этому вопросу представляла только Алиса, которая входе жаркой дискуссии раскрыла печальный факт биографии Виктора о том, как он потерял родителей в результат ошибки ИИ, чем вывела того из душевного равновесия. На этом спор временно прекратился. Храбрец тем временем продолжал изучать устройство ТЯРД…

View

I'm sorry, but we no longer support this web browser. Please upgrade your browser or install Chrome or Firefox to enjoy the full functionality of this site.